Previous   Home   Contents   Next
 
Сергей Крамаренко
НЕВЕРОЯТНО УДАЧНЫЙ ДЕНЬ
 

НЕВЕРОЯТНО УДАЧНЫЙ ДЕНЬ

Рассказик

Порой бывает, с самого утра человека преследует недобрый рок: все валится из рук, нельзя найти на месте нужные вещи и нужных людей, нельзя дозвониться, куда следует. Случается и другая подобная гадость, раздражающая словно комариный писк. Неизвестно, отчего такие неудачи происходят, но понятно другое: винить в трудных днях магнитные бури глупо и бессмысленно.

Разные люди переносят мелкие неудачи по-своему. Многих они раздражают. И если с утра начались всякие недоразумения, то лучше вернуться домой или куда-то еще и лечь спать, чтобы проснувшись, начать как бы день заново и обхитрить, если удастся, судьбу. Может быть, это поможет избежать крупных проблем, предвестниками которых зачастую выступают мелкие и досадные казусы...

Утро в семье Пидаренко начиналось почти как обычно. Супруги, Володя и Света, проснулись в половине седьмого. Володя  водитель грузовика одного из городских автопредприятий, его жена работает в школе учительницей младших классов. В отличие от мужа Света умудрилась получить нехитрое образование. Обоим супругам исполнилось по 25 лет.

Света поднялась в этот день раньше обычного, по причине, известной только ей. Дело в том, что отец одного из ее самых непутевых и тупых, но самых богатых учеников, вообще непонятно почему учившегося в их весьма обычной школе, а не где-то за границей, должен был подойти к ней в восемь утра. Этого отца, известного в городе банкира, она вызывала неоднократно, ввиду невыносимого поведения его отпрыска, повадками не отличавшегося от самых моразматичных деспотов. Но отец, ссылаясь на загруженность, мог вырваться только сегодня утром. С его бывшей женой по поводу ребенка разговаривать было бесполезно.

Света долго вертелась и прихорашивалась перед зеркалом, но ее муж Володя не обратил на это обстоятельство должного внимания: его молодой организм в который раз боролся с похмельным синдромом. Жена убежала на работу, но оставила на кухне еще не остывший завтрак. Уже покидая квартиру, Володя обнаружил, что в санузле нет воды. А после его посещения туалета она была бы очень кстати. Возможно, бывалый умный человек усмотрел бы в этом что-то настораживающее, но Володя был не из тех. Оставив все, как есть, он заспешил в гараж.

Коллеги любили Володю Пидаренко за его веселый нрав, но главное  за его игривую фамилию. Вращайся Володя в других кругах, за его спиной, вероятно, звучали бы похабные полунамеки. Но в обществе 'водил'  бесхитростных трудяг баранки над его фамилией иронизировали по-доброму, без кривых усмешек и ложного стеснения: много и открыто. В принципе, Володя еще с младшей группы детского сада привык к тому, что фамилия, а значит, и он сам, стали реальным объектом насмешек. Но он отнюдь не собирался привыкать к довольно известному нехорошему сокращению, которое могло перерасти в его неформальную кличку. В лицо его как бы стеснялись так называть.

Как-то один, уже в годах, водитель попробовал обратиться к Володе именно так. Но обычно спокойный и выдержанный Володя дал ему неоднократно в морду и в другие части тела, а затем стянул с зарвавшегося шоферюги штаны и в гневе едва не сотворил с обидчиком такое, после чего Савельич сам уже на всю жизнь мог стать обладателем позорной клички. И лишь подоспевшие вовремя товарищи пресекли крутую расправу.

Володина жена Света долго не решалась расписываться с ним: настаивала, чтобы он сменил фамилию и бросил пить. Володя не сделал ни того, ни другого. Фамилию свою он считал данной Богом, увлечение алкогольными напитками он воспринимал, как составную часть своей профессии. А годы шли. И Света расписалась с ним, оставшись, правда, на своей фамилии,  Маткиной.

По дороге и придя в гараж, Володя Пидаренко не обнаружил какого-либо мрачного предзнаменования. Черные кошки не перебегали дорогу, и граждане с пустыми ведрами не встречались на его пути. Даже из бензобака его грузовичка никто не отлил бензин, не поменял покрышку на более старую, не разбил стекол и не отвинтил от машины какую-то нужную для других автомобилей часть, что редко, но случалось.

Большинство 'водил' их небольшого предприятия уже отправились в свои рейсы. Работа у всех была похожей: обслуживать коммерческие торговые предприятия, с которыми начальник гаража щедро, налево и направо, заключал договора.

Пидаренко получил путевку. Ему вновь надлежало ехать в частный сектор, где располагались склады фирмы "Влага", забрать товар  несколько ящиков водки и коньяку, а затем доставить груз на оптовый рынок. На эту фирму Володя пахал уже три недели. Товар он доставлял с экспедитором 'Влаги', молодым кавказцем Гиви, и все обходилось до сих пор без приключений. Несколько раз остатки спиртного приходилось везти обратно. Хозяева не обижали его: всегда давали деньги, иногда  по бутылке коньяка своего производства. Коньяк Володе нравился: сравнивать ему его было не с чем, настоящего он не пробовал. Часто угощал тещу; та хвалила. Володе было невдомек, что в последнее время теща конкретно 'присела на стакан'.

Володя подъехал к уже знакомому дому, выделявшегося из всей улицы массивностью своих четырех этажей. В глубь земли дом уходил в таких же объемах, но посторонние об этом не ведали. Володя просигналил. Из глубины двора донесся свирепый лай целой своры собак. Ворота распахнулись, и грузовик уверенно вполз в огромный двор.

К кабине подошел немолодой абрек, обычно командовавший загрузкой.

 Привэт, Володя? Как дела, дорогой?

 Привет, дядя Багратион! Дела, как сажа...  Дальше Володя не продолжал. Он забыл окончание выражения.

 Слушай, дорогой! Сэгодня повэзеш на базар наш товар сам. Ты уже возил много раз с Гыви, так что знаеш куда. Дэвушка Анжэл на рынке, такой блондынка сыдой, выдэл? Ей пэрэдаш товар и запыску од мина. Все понал?

Володя напряженно его выслушал, потом кивнул:

 Все будет в порядке, дядя Багратион. Анжелу я знаю, товар и записку ей передам. А с Гиви что такое? По делам уехал?

 С Гыви, сынок, бэда стряслась: плохо покушал в рэсторани.

 Отравился, что ли?

 Нет. Поругался из-за девчонка с одным барыга, потом пошол танцыват, а у нэго нож в жывотэ всунут. Вот такой танэц, сынок. Тепер операцыя, денгы, мэнты. Ну, ты нэ пэрэжывай  завтра тэбэ новый напарнык дам. А сэчас товар доставыш, Анжел с тобой расчытаеца.

В накладной, как обычно, количество ящиков не соответствовало тому, что было в кузове. 'Вот повезло,  наивно рассуждал Пидоренко по пути,  скоро базар, а ни одного гаишника по дороге. Невероятно удачный денек'.

Машина едва продвигалась по узкой улице в центре города, на которой, к тому же были трамвайные пути и периодически гремели трамваи. Впереди и сзади володиного ГАЗа медленно двигалась плотная вереница автомобилей. Оживленная улица содрогалась от неимоверного шума машин и пронзительных сигналов.

Образовалась пробка. От перекрестка к перекрестку скорость падала, и некоторые водители завидовали свободно снующим по тротуарам пешеходам. Володя отметил, что движение в противоположную сторону было гораздо менее плотным. Он остановился у очередного светофора. Володина машина полностью стояла на трамвайной колее. Встречный транспорт проносился так близко, что Володя убрал локоть из открытого окна, дабы его ненароком не зацепили.

Начиналась осень. Дождя не было, но погода словно шептала 'Займи, но выпей!' Володя всегда был готов внимать шепоту погоды, но за рулем он умел себя сдерживать. Ему пару раз приходилось видеть, как его неунывающие коллеги-шофера, находясь за баранкой, принимают спиртные напитки в обход общепринятой традиции  через задний проход, вводя туда маленькую клизму. Однако, при всей кажущейся безопасности в случае встречи с дорожным инспектором, Володя такими вещами не баловался. Возможно, его смущал сам метод.

Перед Володиным ГАЗом загорелся 'зеленый', но автомобильный поток не двигался: его сдерживал красный сигнал светофора на следующем конце квартала. Водители проносившихся навстречу машин бросали на Володю сочувственные взгляды: им повезло чуть больше.

Вдруг рядом с Володиным ГАЗом поравнялся и притормозил едущий по противоположной стороне, большой ярко-красный фордовский микроавтобус. Открытое окно его салона пришлось точно напротив уровня бортов кузова ГАЗа, из-за которых аппетитно виднелись ящики с коньяком и водкой. Еще мгновение, и из этого окошка вылезли две волосатые мускулистые руки, схватили ящик с водкой из Володиной машины, и тот мигом исчез в чреве фордовского детища. Разумеется, микроавтобус сразу дал газу. А так как перед ним дорога была свободной, то скоро он исчез из виду, затерявшись в старых улочках города. Наблюдая это нехитрое и наглое действо в зеркало обзора, Володя изумленно разинул рот. Он едва успел помянуть крутым словом мать бедовых грабителей, как их микроавтобуса уже не было видно.

Пидаренко инстинктивно крутанул руль, пытаясь развернуть свой грузовик и броситься в погоню за похитителями. Но для зажатого со всех сторон автомобильной массой ГАЗа подобный маневр не имел шансов на успех. Правым крылом свой машины Пидаренко крепко въехал в заднюю часть стоявшего перед ним черного лакированного лимузина. Раздался громкий удар и скрежет металла. Пострадал новехонький, опрятный 'Мерседес-600'...

Еще пару минут назад, он же владелец шестисотого, он же директор коммерческого банка 'Виртуоз', Карен Аркадьевич Додиади, проклиная затор на дороге, вспоминал свое приятное утреннее знакомство. Перед работой он заехал в школу, где вместо учебы маялся дурью его второй сынок-оболтус от третьего брака. Там преуспевающий банкир познакомился с его классным руководителем  молодой и прелестной учительницей Светланой. На ее отчество он не обратил внимания, зато как ему понравилась эта девушка! Карен Аркадьевич сразу уразумел, что учительница не много в своей жизни повидала хорошего, находясь как бы в параллельном ему мире. Банкир выяснил, что Светлана замужем за каким-то туповатым водителем со смешной фамилией. ' Эта женщина будет моей! Я возьму ее сто... нет тысячу раз, словно разъяренный зверь...', - тотчас решил про себя Карен Аркадьевич и вступил в переговоры с наставницей сынка о свидании. Светлана как бы смутилась, для вида поломалась и пыхнула румянцем, сказав, 'Ну, что вы?', и они условились встретиться на завтра после обеда.

Карен Аркадьевич, не хотел отдалять волнующий миг близкого знакомства, но на сегодня у него были уже расписаны дела. Карен Аркадьевич еще должен был отмазать одного из своих охранников из-за пустячка, повязанного с милицией. Дело в том, что вчера вечером, пребывая в хорошем расположении духа, Карен Аркадьевич сцепился в ресторане из-за стриптизерши с одним психованным молодым кавказцем. Его охранник не стерпел нанесенной шефу обиды и, когда участник инцидента, возбужденный кавказец, отправился танцевать, решил вырезать заезжему гаду аппендицит без наркоза. Абрека с ножом в кишках увезли в реанимацию, а один из лучших охранников комбанка 'Виртуоз' отправился в камеру. Но Карен Аркадьевич уже порешал с прокурором все вопросы и рассчитывал вечером лицезреть охранника рядом с собой.

Бодрые мысли банкира были прерваны страшным ударом, потрясшим мирно стоящий 'мерседес'. Карен Аркадьевич не без оснований считал себя профи в вождении и потому экономил на шофере. В аварии он давно не попадал. И вдруг  ошеломляющий удар сзади! Первой мыслью финансиста Додиади было: 'Покушение!' Он оглянулся и увидел, что ударивший его ГАЗ замер.

Володя Пидаренко, думая только об украденном ящике водки, даже не обратил внимания на аварию и на марку разбитой машины. В порыве отчаяния Володя пулей выскочил из своего грузовика и помчался в направлении уехавшего микроавтобуса. И, лишь пробежав несколько кварталов, он осознал, что впустую тратит усилия.

Карен Аркадьевич видел, как водила ГАЗа с невероятной скоростью покинул кабину и пытается скрыться с места происшествия. Банкир криво усмехнулся. В чем дело, он не знал и, естественно, рассудил, что шоферюга -ублюдок решил уйти от ответственности.

'Побегай, побегай, марофонец, далеко не убежишь! Грузовик-то с товаром  вот он, и я тебя быстро вычислю, если, конечно, колымага твоя не краденая',- подумал Карен Аркадьевич. Он вышел из 'мерседеса', чтобы осмотреть повреждения. Его драгоценный автомобиль потерял задний бампер и фару, багажник был капитально смят, а номерной знак отвалился от удара. Банкир извлек из кармана пиджака сотовый телефон и вызвал на место ДТП своего адвоката и дружков из городского ГАИ, не вдаваясь в подробности. Затем он набрал номер охранной службы своего банка. Вкратце растолковав ребятам суть происшествия, Карен Аркадьевич строго напутствовал:

 Времени, парни, не теряйте! Номер этого чертового ГАЗа и приметы сбежавшего придурка я вам дал. Срочно выясните, кто он, где живет,  и мухой к нему домой. А не то пошлите к нему каких-нибудь отморозков. Пусть они возьмут его жену, детей, если такие имеются, и вывезут их за город, на нашу базу. Попридержим их там, пока этот лихач не достанет деньги на ремонт и за ущерб. Сколько? Пару штук баксами!

На тротуаре уже собрался любопытствующий люд. Карен Аркадьевич с достоинством сел в машину, запер двери, и расслабился в ожидании ГАИ и своего адвоката. В толпе любопытных стоял один неопрятного вида тип и не сводил жадного взгляда с грузовика с зельем. Этого гражданина звали Петяй, больше он про себя почти ничего не помнил. Лет пять назад у Петяя были водительские права, новые 'Жигули', квартира в центре, дети, жена и любовница. Однако истинную страсть и смысл в жизни он обрел в алкоголе. Из-за постоянного его употребления Петяй перестал садиться за руль. Он потерял права, жену и любовницу и до сих пор жалел, что женщину нельзя пропить. Зато он пропил машину и квартиру. Правда, при продаже машины и квартиры его слегка кинул коммерческий банк 'Виртуоз', заплатив Петяю нереально низкие цены.

Петяй видел аварию с самого начала. Кто находился в 'Мерседесе'  Петяю было по барабану. Его внимание сосредоточилось на грузовике. Вначале Петяй позавидовал хлопцам, лихо стянувшим ящик водки, с упоением представляя себя на их месте. Затем он с удивлением наблюдал, как уносился вдаль водитель ГАЗа. Распахнутая дверца кабины чрезвычайно манила.

'Не забыл ли я, как эта фигня ездит?'  спросил у себя Петяй. Он что-то прикинул в ослепленном страстью мозгу, и его действия приобрели реальность. Мотор ГАЗа ревел на всю улицу, да и ключи в замке зажигания Володя Пидаренко второпях оставил.

Карен Аркадьевич, посматривая на пидаренковский грузовичок, глазом моргнуть не успел, как алкоголического вида дядька прыгнул в кабину ГАЗа, захлопнул дверцу и развернул машину, умело выполнив неподвластный Володе маневр... Затем грузовичок резво рванул вслед за убежавшим Пидаренко, хрустально позванивая не соответствующим накладной грузом. Толпа на тротуаре охнула.

Карен Аркадьевич не мог стерпеть, чтобы роскурочившая его 'мерс' машина просто испарилась. А парень он тоже был горячий... 'Мерседес -- 600' резко развернулся, намереваясь отправиться в погоню за угнанным ГАЗом. Карен Аркадьевич, поправ все правила, выехал на рельсы, и тут случилась одна из самых крупных неудач в жизни банкира: в его 'мерседес' с правой стороны на полной скорости врезался трамвай! Вагоновожатый успел отчаянно зазвонить и врезался в лобовое стекло. Трамвай протащил машину еще метров пять. Часть руки, плечо, лицо и некоторые кости Карена Аркадьевича перемешались с автомобилем. Банкир что-то крикнул и захрипел, заливая кровью комфортабельный салон.

Прибывшие через несколько минут работники ГАИ и адвокат долго не могли прийти в себя от изумления, как это Карен Аркадьевич мог вызвать их в таком состоянии. Тем более, сотовый телефон банкира был раздавлен его же костями и застрял меж ребер... Водителя трамвая вынимали из стекла. Толпа на тротуаре готова была визжать от удовольствия.

Через год Карен Аркадьевич выйдет из больницы, но его банк 'Виртуоз' к тому времени уже обанкротится, а дорогостоящее лечение сделает бывшего банкира почти нищим...

Находящийся в нескольких кварталах от места этого крутого ДТП Володя Пидаренко замедлил темп бега. Ругаясь сочным матом, он развернулся и уныло побрел назад  прямо по середине проезжей части. Он даже не обратил внимание на промчавшийся мимо его собственный грузовик. Когда Володя вернулся на место, где бросил свою машину, он ее, естественно, не обнаружил.

 Будь проклят сегодняшний день, мать его ...! -- сказал он и сплюнул в сердцах. Банкира в это время пытались извлечь из 'мерседеса'. К Пидаренко сразу кинулись милиционеры, просвещенные некоторыми свидетелями из зевак.

Уже в отделении милиции, где Володя сделал официальное заявление об угоне грузовика, картина происшедшего была полностью восстановлена. Гаишники тщательно изучили у Пидаренко накладную, права, путевку.

 'Влага', 'Влага'... Что за название у фирмы странное? Сокращение, что ли?  дотошно пытал Пидаренко здоровенный майор милиции.

 Нет, товарищ майор, вроде, полное название. Жажду утоляют, напитки продают,  отвечал тот.

Настоящий восторг у работников милиции вызвала фамилия шофера. Стражи правопорядка резвились доупаду и сыпали обидными шуточками, словно из рога изобилия. Пидаренко кряхтел, пытаясь показать, что ему как бы весело. Уже через час на пульт райотдела поступило сообщение, что ГАЗ, по описанию похожий на угнанный, обнаружен на обочине кольцевой дороги. Милиция выехала туда и прихватила с собой Володю.

Срывался дождь, ветер кружил в воздухе желтые листья. Угонщик грузовика Петяй без движения храпел в кузове. Возле валялись три пустые бутылки из-под коньяка. Даже крепкие удары милицейских сержантов не привели его в чувство, и в патрульном 'бобике' он продолжал дрыхнуть.

Основная масса товара оказалась на месте, что Пидаренко подтвердил. Разночтение в накладной и в реальном количестве ящиков милицию не смутило: разницу они смело перегрузили в свою машину. Однако опытный майор, заподозрив неладное, вскрыл бутылку, дабы оценить ее содержимое...

 Сейчас, гражданин Пидаренко,  майор усмехнулся,  опять съездим к нам, порешаем ряд вопросов, уладим формальности. Так как, вы говорите, удобнее проехать к 'Влаге'?

Володя уже порядком устал, и ему многое было безразлично.

Ближе к вечеру, когда похолодавшее солнце быстро спряталось, словно чего-то испугавшись, за горизонт, два десятка милиционеров под руководством подполковника ОБОП, окружили домище в частном секторе, где располагалась 'Влага'. Подполковник постучал. К беде неутомимых кавказцев, их 'дарагой' местный участковый уже неделю страдал гепатитом и не мог предупредить о приближении опасности. Дядя Багратион, снаряжавший своих единоверцев на поиски Пидаренко, который, как донесли, не довез товар до рынка, пошел открывать... Калитку в воротах он открыл быстро и тут же с помощью незваных гостей прилег на грязную землю.

 Вай-вай! Какой нэхорошый дэн! С утра плохой,  забормотал он.

 Ты что там пришептываешь, кацо? Хочешь рассказать, как водку бадяжите? -- строго осведомился полноватый сержант. Его коллеги мигом скрутили остальных обитателей дома. Попытки договориться миром бескомпромиссный подполковник ОБОП с ходу отмел:

 Вы у меня, ребята, сегодня не первые. Если со всеми я стану договариваться, то чем перед начальством отчитываться буду? Собирайтесь, пора к нам!

Володю Пидаренко отпустили, когда общественный транспорт уже не работал, а на улице вовсю лил холодный дождь. Он поплелся пешком. На днях его пообещали еще вызвать к следователю в качестве свидетеля по делу о подпольном производстве спиртных напитков. Володя шел и рассуждал, чего больше ему пришлось сегодня пережить: плохого или хорошего.

А Володина супруга Света понемногу начинала беспокоиться по причине отсутствия мужа, но решила, что он опять напился в гараже. Гораздо больше ее мысли были заняты предстоящим завтра свиданием с известным банкиром, отцом ее ученика. Света напряженно прикидывала, что она наденет и как быстро допустит банкира к своему телу. Она не догадывалась, что назначивший ей свидание господин, наверно, никогда уже не сможет ни ходить на свидания, ни заниматься оболтусом-сыном.

Во дворе многоэтажного дома, где обитали супруги, стоял слабо различимый в кромешной тьме и за стеной дождя фордовский микроавтобус. В нем сидели три отъявленных ублюдка. Это были люди, работавшие на банк 'Виртуоз'. Они вычислили адрес водителя ГАЗа, который сегодня повредил 'мерседес' их босса, и, в соответствии с приказом Карена Аркадьевича, прибыли разобраться с ним и с его семьей на предмет получения денег. Они были уверены, что супруги Пидаренко и Маткина больше сотни долларов в руках никогда не держали, но приказ  есть приказ.

 Так, братва, слушай мою команду! Я и Толян пойдем к этим козлам, а ты, Гарик, сиди за баранкой,  почесывая в промежности, отдавал приказания их небритый главарь.  Но сперва, Толян, откупорь бутылку водяры, что мы нынче с грузовика увели. По сто грамм наркомовских перед делом...

Сегодня днем этим мерзавцам повезло: проезжая по оживленной улице на своем микроавтобусе, они воспользовались тем, что водитель, ехавший им навстречу, застрял в автомобильной пробке, и украли у него из кузова ящик водки, а затем благополучно смылись.

Но разве кто-то может знать, где его настигнет злой рок судьбы? Негодяи разлили водку в бумажные стаканы и залпом выпили. Они уже предвкушали вопли и мольбы беззащитных жертв.

 Братва, какая-то водяра ряженная,  смачно отрыгнув, сказал Толян.

 А что ж ты хотел на шару,  ответил ему Гарик.

Все трое одновременно икнули и почувствовали, что их конечности онемели, тела им уже не принадлежат, а внутренности горят огнем. Они не знали, что есть такой дядя Багратион., который до сегодняшнего дня делал коньяк из коньячной жидкости, а водку ему делать было не из чего, но хотелось, и он лил в бутылки какую-то техническую гадость, которую доставал по дешевке. Довольно часто Багратиону удавалось обезвреживать полученный напиток в объемах его четырехклассных знаний. На этот раз не удалось...

Умирая в страшных судорогах, боевая троица с опозданием это поняла.

Через полчаса по двору бодро прошагал Володя Пидаренко. Он зашел в свой подъезд, не заметив микроавтобуса, который мог бы и узнать. Оттуда доносились еще предсмертные хрипы, которые становились все менее слышными, а вскоре и совсем затихли.

Утром милиция обнаружила провонявшие салон микроавтобуса три трупа, окоченевших в судорожном положении, и, как было видно, скончавшихся в страшных муках. 'Теперь сложно будет продать машину',  ломали голову работники правопорядка. В морге сразу разобрались, что причиной смерти стало отравление мощнейшим ядом, разлитым в водочные бутылки.

Разговоров бабкам во дворе хватило на целый год!

31июля -- 2 августа 1999 г., Харьков