Home   Contents
 
Николай Шипилов
ПРОЦЕСС
(пьеса в одном действии и восьми картинах)
 
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ИВАН ОВЧИННИКОВ - русский поэт и фольклорист, обвиняемый в разжигании межнациональной розни, за что и посажен в медвежью клетку. Невысокий, круглолицый, седой мужчина, ровный в поведении.
СУДЬЯ - грузный, импозантный мужчина с сочным артистическим баритоном. Мужчина с юмором висельника.
ИВАН ИЛЬИЧ КОНОБЕЕВ - Один из один из руководителей местного Союза писателей. Барственный, гладкий, с очень правильными европейскими, как у артиста Еременко -старшего, чертами лица, т.е. - лицо типичного представителя партийной номенклатуры, которое само по себе пропуск в руководящие органы, неважно какие.
ПРАВЫЙ ПРИСЯЖНЫЙ - довольно молодой человечек со смышлеными быстрыми глазками и вертящимся по ветру носиком, который он, кажется, пудрит.
ЛЕВЫЙ ПРИСЯЖНЫЙ - тоже молодой еще, лет тридцати пяти, человечек, не менее ревностно, чем Правый, служащий Фемиде.
СВИДЕТЕЛИ.
Из них:
ПОЭТ СТЕПАНОВ - бывший офицер, командир гаубичной батареи на афганской войне.
ВОР МИШУКА - неплохой парень, но вор.
СКИНХЭД КОЙОТ - большой артист.
ПАНИ ПШИБЫШНЯК, она же ОРЛОВА, она же СОКОЛОВА - кадровая подпольщица, несчастная боевая старуха.
ГОРОЖАНЕ, ГОРОЖАНКИ, СТРАЖА.


КАРТИНА 1. Небольшой зал окружного суда. За столом - трое судейских. В зале - горожане, горожанки, расколотые на партийные группки. В металлической клетке - русский поэт Иван Овчинников: маленький, худой, седой. Медвежьи глазки делают его похожим на циркового зверя. Глаза Ивана сонливы, лицо - анемично. Суд идет давно, с утра и до позднего полудня. Публика прибывает. Люди стоят в проходах.



ПОДСУДИМЫЙ ИВАН :

-:Я в Чойской долине увидел - байгу,
Увидел коня, как дракона.
Я в Чойской долине увидел тайгу,
Где мишка - держатель закона,
Где на загляденье поляны в грибах,
Где заросли дикой малины,
И где хоронили в долбленых гробах
Людей благодатной долины.
Мне было, однако, не больше, чем три
Годочка:Ну, может быть, с лишним,
Когда наши сельские богатыри
Ушли на войну и - не слышно.
Как там уж - неведомо - было,
Но батю на фронте убило
В том, сорок, наверное, первом году.
Я батю не помню. Его я не жду.
Я слышал один материнский наказ:
- Учись, выбивайся, мол, в люди!
И в Бийск повезла, одинокая, нас
На лошади и на верблюде.
А нас не один, и не два, и не пять,
А шестеро ртов синегубых!
И в полуподвале голодная мать
Нас чаем поила из куба.
Да, чаем поильным, кормильным,
Коричневым, вкусным, фамильным.
Я грыз тот брикет, как корова букет,
Когда ее не было дома,
Когда она чей - то вощила паркет,
Для светского, что ли, приёма.
На месте, ее основного труда -
В уютной ее кочегарке
Всегда находились и хлеб, и вода,
И свечек толстенных огарки.
А я покидал этот полуподвал,
Лишь если Валерка играть вызывал.

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС ИЗ ЗАЛА СУДА:
- Ты мамку свою уважаешь -
ты дело ее продолжаешь!

СУДЬЯ:
- А вы помолчите, гражданка Орлова!
Не то - я лишу подсудимого слова!

ОРЛОВА:
- А я, Ваша честь, не Орлова!

СУДЬЯ:
- Ошибся:Ну что ж здесь такого?
Продолжите речь, подсудимый!
Во что вы играли с тем:Димой?
Вот и проигрались вчистую:

НАЗНАЧЕННЫЙ АДВОКАТ:
- А я, Ваша честь, протестую!

СУДЬЯ( шепотом - левому присяжному):
- А он-то куда? Вот прикольчик..

ПРАВЫЙ ПРИСЯЖНЫЙ:
- Звоните еще в колокольчик!

ПОДСУДИМЫЙ ИВАН:
':Не Димою звали его, Ваша честь.
Валерием. Вон же он! В зале:
Поскольку я в клетке - принес мне поесть.
Вы руки, как раз, развязали.
Итак, я продолжу..'

МУЖСКАЯ РЕПЛИКА ИЗ ЗАЛА:
- Продо-о-олжи, Ванек!
Последний гуляешь на воле денек!

ПОДСУДИМЫЙ:
': Да в этом ли дело с кем в детстве играл,
С кем дрался, с кем кушал конину?
Валеркин отец - боевой генерал,
И жили они с пианино.
Мы в школу ходили. Я тихо, но рос
На маминой строгой диете.
И встал предо мною, чуть позже вопрос:
А кто перед мамой в ответе?
Ведь дедонька мой был богатым купцом -
Имел инструмент Циммермана.
Забрали чекисты - и дело с концом.
Так где же моё фортепьяно?
Где туча коров, и отары овец,
Где мельница и сепаратор?
За что под Москвою погиб мой отец?..

ЖЕНСКАЯ РЕПЛИКА из ЗАЛА:
- Смотри -и -ите какой император!
Мика -а-ада!..

СУДЬЯ:
- Орлова! Не на-а-адо!



ЖЕНЩИНА:
- Какая я, к черту, Орлова?!

СУДЬЯ:
- Измучила, честное слово! ( Наклоняется к левому присяжному заседателю). (Шепотом) : - Во сколько сегодня футбольчик?

ЛЕВЫЙ ПРИСЯЖНЫЙ:
- Звони, Ваша честь, в колокольчик!

ПОДСУДИМЫЙ ИВАН:
-Все чувства мои истребили: метла,
Скребок, ледоруб и лопата!
Я третью поэму сжигаю дотла
Под гром богохульного мата!
И кто ж виноват, что я дворник с метлой,
И что мне метла - не обуза?
Кто в руки мне лома стальное стило
Всучил - ' -Это, Ванечка - Муза!'?
:Позвольте, я тоже немного учен -
Поэт и ученый словесник.
Где логика жизни? Она не причем!
Где ваш гордорей - буревестник?
Сначала вы, блин, упразднили Христа,
И Маркса распяли на стеньге.
Теперь вы опять у изножья креста -
Скажите, а где мои деньги?!

СУДЬЯ:
- Овчинников! Я протестую!

НАЗНАЧЕННЫЙ АДВОКАТ:
- А я отклоняю протест!


СУДЬЯ( адвокату):
- Да я и тебя арестую!

НЕ ОРЛОВА:
- В сибирку его! Под арест!

СУДЬЯ:
- Все! Все! Перерыв! А Орлову
Прошу в зал: сюда:Не впускать!

НЕ ОРЛОВА:
- Фамилье мое - Соколова!
Хайль Гитлер, етти- т твою мать!

СУДЬЯ:
- Нет, это не суд, а пивная!
Здесь Мюнхенский сговор, таки!

ПРАВЫЙ ПРИСЯЖНЫЙ:
- Ой, не знаю, не знаю!:
Не знаю, не знаю каки!

ПРИСЯЖНЫЙ СЛЕВА :
- Довольно, довольно двустиший!
Да тише вы! Тише вы! Тише!

ЗАНАВЕС.
КОНЕЦ 1 -й КАРТИНЫ.



КАРТИНА 2.
Те же.

СУДЬЯ :
- Итак, ИТэКа - перспектива
Для тех, кто, как эта:Ушла?
Мне ясно и без детектива,
Что ждут их больши-и-ие дела!
Продолжим.
Кто первый свидетель?
Степа-а-анов. Угу:Так:так.. так:
( Наклоняясь к Левому присяжному):
Поэт:Все поэты, как дети:
Возьмите, хотя б - Пастернак!
И. Ртеньев! И. Бродский! Но эти!...
Но эти, как классовый враг!

ЛЕВЫЙ ПРИСЯЖНЫЙ:
Я чувствую делу угрозу!
Скорее, скорее на прозу!

ПРАВЫЙ ПРИСЯЖНЫЙ:
- Довольно! Довольно двустиший!

СУДЬЯ( улыбаясь):
- Да тише вы, мальчики, тише:
( Степанову, переходя на прозу):
Свидетель, вы клянетесь, разумеется, говорить правду и только правду?

ПОЭТ СТЕПАНОВ ( очень громко):
- Что говорить?

СУДЬЯ:
-И не орите же так, наконец!

ПОЭТ СТЕПАНОВ ( орет):
- Что вы сказали?:Клянусь или как?


СУДЬЯ:
- А то вы не знаете? С дуба, что ли, упали! Прямо крестьянин Денис из рассказа Антон Палыча Чехова: мы пскопски-и-ие, мы пскопские:И не кричите так, словно вам тут иголки под ногти загоняют - спокойней, свидетель:

НАЗНАЧЕННЫЙ АДВОКАТ:
- Я протестую, Ваша Честь! Цитируемая фраза вовсе не из рассказа 'Злоумышленник', а из кинофильма Сергея Эйзенштейна ' Мы из Кронштадта'!

СУДЬЯ:
- Ах, даже так, таки? Протест принят! ( СТЕПАНОВУ - громко) Слыхали? То-то же! Клянитесь!

( В зал тихонько пробирается пожилая женщина)

СТЕПАНОВ :
- Как вы сказали?

СУДЬЯ (еще более громко):
- Вы что: пионером никогда не были в вашем-то возрасте? ( Кричит) Клянитесь!:

СТЕПАНОВ:
- А-а, понял: Видите ли, высокий суд : Я человек воцерковленный, православный: У нас, у православных клясться не принято!

СУДЬЯ ( переходя на крик):
- Вот новости! Это еще почему?

СТЕПАНОВ:
- Потому, что мы и без того всегда должны говорить правду. Или молчать. Потому, что Бог правду любит!

СУДЬЯ:
- Так-таки без того? Во, романтики - правдолюбы! Ну, а присягнуть-то вы можете? Разрешает дядя - боженька?

СТЕПАНОВ ( крестит лоб):
- Вот те крест - правду и только ее!

СУДЬЯ( игривый после обеда):
- Правду - матку резанете? Ну, режьте, фигурально выражаясь:

СТЕПАНОВ:
- А можно вопрос?

СУДЬЯ:
- Валяйте!

СТЕПАНОВ:
- Вы стихи в юности писали?


СУДЬЯ:
-Дурил. Было, было:Писал: Только не в ' Юности', а в 'Смене'. Ну, так что? Вы помните мои стихи?

СТЕПАНОВ:
- А Овчинников - всегда и навечно влюблен!:

СУДЬЯ:
- Скажите, какой однолюб: В кого же он влюблен столь по- рыцарски - не откроетесь, почтенный? Не секрет? В женскую гимнасию имени Free lov?

СТЕПАНОВ:
- Он любит Отечество! И любит песни Отечества!

СУДЬЯ:
- И надо орать об этом в общественных местах?! Вот и вы орете! А вот я не ору! Стра-а-анно!

СТЕПАНОВ:
- Вы сказали 'странно'? Странно, когда встаешь рано. Думаешь: не пора ли? А шлепанцев - нет: украли!


ПРИСЯЖНЫЙ СЛЕВА (громким шепотом):
- Молю вас: не надо стихами!

СУДЬЯ( тоже тихо в ответ):
- Зараза какая-то! Амен:
( Степанову громко) Итак, отвечайте, свидетель: видели ли вы, как подсудимый Овчинников играл на ложках, на кастрюлях и на пиле, а так же пел антисемитские песни в переходе станции метро ' Красный проспект' - в месте массового скопления людей? И не усматриваете ли вы в этом геройстве признаки дерзкого проявления русского великодержавного экстремизма, крайне правого шовинизма, воинствующего национализма?

НАЗНАЧЕННЫЙ АДВОКАТ:
- Я протестую, Ваша честь, против некорректной постановки вопроса! Правильно
: великодержавного шовинизма:и :соответственно: крайне:и тэдэ:

СУДЬЯ:
- Ах, вы пострел! Мой пострел меня уел. Принято. Итак, свидетель Степанов, расскажите: как было дело? А позже сочтемся грехами:

СТЕПАНОВ:
- И все же - мне легче стихами!

СУДЬЯ:
- О-о-о, Гос-с -споди Бо - о -оже!

ПОЭТ СТЕПАНОВ:
- Я думаю то же.

СУДЬЯ:
- Что: снова 'сбирается вящий Олег
отмстить:'?А? Вы что-то сказали?

СТЕПАНОВ:
- Не знаю, не знаю:Не тот нынче век:
Коль мы собрались в этом зале:

СУДЬЯ:
- Вы только скорее смените, Петров,
Размер - и пойдет веселее!
Слегка заунывно звучание строф
С душком, извиняюсь, елея!

СТЕПАНОВ:
- Пожалуйте:Мне ведь,
что ямб, что хорей:
Хотите скорей -
Получите:скорей.
( меняет размер стиха)
- Иду я вечером из храма:
В Успенье:Да:Гляжу - Иван.
И, хоть бы, выпивши - ни грамма!
Но так поет, как будто пьян!
В руках, как рюмка кверху ножкой:

СУДЬЯ:
- Да погодите же немножко!
Где это было-то, Петров?

СТЕПАНОВ:
- Да, извините! Дал оплошку!
Не на Успенье - на Покров!

СУДЬЯ:
- Нет, я спросил: где было это?
Где повстречал поэт:хм-хм!: поэта?

СТЕПАНОВ:
- Так я же вам и отвечаю,
что ничего он крепче чаю
давным - давно уже не пьет!
Но все же пляшет и поёт!
А я совсем не виноват,
что стал немного глуховат!
Вот вас бы бросить в Кандагаре
Под минометный артобстрел!
Я б посмотрел на эти хари!
Тогда бы я бы посмотрел!
Тогда бы снял вон тот вон орден
И этим орденом - по морде!

СУДЬЯ ( в легком недоумении - СТЕПАНОВУ):
- По существу! Вопрос - ответ!
( Левому присяжному) Он что: глухой?
( Левый присяжный кивает утвердительно)
Вопросов нет!
Довольно, вон пошел, ступайте!

СТЕПАНОВ:
- А вы мне рта не затыкайте!
Я говорю: иду - Иван.
Стоит в подземном переходе
и так спокойно, при народе
он по- тирольски: -А -ла - лы-ы-ы! -
в сопровождении пилы.
Потом на ложках так наддал,
Что я копеечку подал.
И говорю: '- Ты что ж, Иван,
Работу дворницкую - кинул?
Ведь так помрешь, как дважды два!
Не хватит денег на мякину!'
А он: ' - Здесь больше подают!
Здесь нынче Лазаря поют!:'

СУДЬЯ( громко):
- Такой свидетель - хуже пытки!
Ответьте, словно на духу:
Антисемитские агитки
Он пел?

СТЕПАНОВ:
- Что значит: 'ху из ху'?

ЗНАКОМЫЙ ЖЕНСКИЙ ГОЛОС:
- Вот привязался ж к инвалиду
афганской гребаной войны !
Наро-о-од! Не дай себя в обиду!
А дни режима сочтены!

СУДЬЯ( левому присяжному):
- Старуха здесь:А где посты?
ПРАВЫЙ - ЛЕВОМУ ЖЕ:
- Старуха здесь, а где менты?
ЛЕВЫЙ ПРИСЯЖНЫЙ( смеется):
- Они боятся темноты! ( Старухе) :-
- Народ безмолвствует, а ты,
Клянусь мацой, пойдешь на нары!
Клянусь:

ЗНАКОМЫЙ ЖЕНСКИЙ ГОЛОС :
- Струхнули, коммунары?!
Всем нам - посты! А вам - кранты!

СУДЬЯ ( левому присяжному):
- Что вы за тип? Маца-а-а! Маца-а-а!
Займите где-нибудь умца!

ПРАВЫЙ ПРИСЯЖНЫЙ ( председателю, шепотом):
- Да это ж пани Пшибышняк -
Былая активистка РУХа!

СУДЬЯ:
- Какая подлая старуха!
Вот как с ней быть?

ЛЕВЫЙ ПРИСЯЖНЫЙ:
- Ни вемо як!
Перековалась, посмотрите!

ПРАВЫЙ:
- А вы уверены? Она?

ЛЕВЫЙ:
- Процентов семь:

СУДЬЯ (присяжным):
- Ну все! Замрите!
Какая дикая страна!

СТЕПАНОВ:
- А я, пока что самозвано,
Но все ж прочту стихи Ивана!
( читает):
':Если ветер могучий в окошко убийственно
потемневшие капли с размаху швырнет,
знаю - туча с Алтая - Катуньская, Бийская
долетела досюда и все тут согнет.
В это время там солнце. Под кедрами домики.
Школа. Лес. Синева на горе - вечный снег.
Далеко где-то плач на могильнике тоненький.
Мириады цветов, где меня уже нет:'*
(вновь обращается к судейским):
- Вы поняли? Иван - Худо-о-ожник!
И Божьей милостью Поэт!


СУДЬЯ:
- Да, полно, полно! Он - гудёжник!
Идите вон! Вопросов нет!
Когда б поменьше вам писак,
Так не попали бы впросак:

ПАНИ ПШИБЫШНЯК:
- Когда б поменьше нам судей,
Побольше было бы людей!
Когда бы нам жидив побольше,
То было б все, как в драной Польше!

СУДЬЯ:
- Так! Всё! Старуху - арестуйте!

( К пани Пшибышняк бежит конвой).

ПАНИ ПШИБЫШНЯК:
- Ряту - у -у-уйте! Карау-у-ул! Ряту-у-уйте!

СТЕПАНОВ ( ничего этого не слышащий):
- А что сказал я? Вот те на!
Чуть что - гражданская война!
Как вспомнишь детство:Тишина:
Снега походные хлопочут:
В печурке бьется красный кочет,
И жизнь -то, кажется, длинна -
Длинней проселочной дороги,
Длинней железной - где она?
И вот Иван закрыт в остроге:
А у него - дитё, жена:
Я, господа, ходил туда:
Беда-а-а!
Нет, хуже - это го-о-оре!
На воле ходят вор на воре -
И нет -ни срама, ни стыда:
ЧеКа, ЭнКаВэДэ, ГеБе -
А кто враги их? Да пророки,
Поэты: те, кто тянут сроки
Не по вине, а по судьбе.
Из них ублюдки тянут соки.
( Пытается указать на клетку)

КОНВОИРЫ хватают СТЕПАНОВА и ведут в зал, чтобы усадить на место. Он продолжает уже в зал, словно не замечая их:
:- Так вот, я шел к его хибаре.
Гостинца детям в сумке нес.
Навстречу девушка ли? Парень? -
Но, видно, хряпнувши 'колёс':
Я слышу только: - Ах, мол, сука!
И, получивши справа хука,
Валюсь я деревом во мрак.
А встал - гляжу: да, мрак:овраг.
И кажется, что там, во мраке,
Смертельно воют две собаки.
А, может, это были дети,
А, может, это выли дети
Не понимая: кто их - так?..
И почему же наши чада
Живут беднее ваших чад?
И почему в условьях ада
Существование влачат?
Скажите, люди? Стыдно. Горько.
За что детишек на отстрел?
И мой сержант Федотов Борька -
За это заживо сгорел?!

СУДЬЯ( словно в оцепенении):
- Он что: действительно юрод?

РЕПЛИКА ИЗ ЗАЛА:
- Он, Ваша Честь, того:народ!

СУДЬЯ( смеется) :
- Ну-ну: Не надобно оваций:
И не пора ли нам прерваться?
Beati pauperеs:* - Вперед!

ЗАНАВЕС

::::::::::::::::::::::::::::.
* Beati paupers spiriti, quoniam ipsorum est regnum caelorum - блаженны нищие духом, ибо им принадлежит царство небесное. Евангелие от Матфея, 5, 3. То есть СУДЬЯ сказал: ' Блаженны нищие:' Автор
* Стихи Ивана Овчинникова - Автор


КАРТИНА 3.
АВАНСЦЕНА. На авансцене - Пани Пшибышняк, удаленная из зала судебных заседаний. Она съедает булочку наполовину, а половину кладет в полиэтиленовый пакет с портретом Че Гевары. Утирает губы чистеньким платочком и начинает монолог.
ПАНИ ПШИБЫШНЯК:
- Вот пишет Климов: ' Че Гевара
Дегенерат:' А сам каков?
Ломать - не строить!
Дурачков
У нас из трех - считай, что пара!
Вот в девяносто третьем годе -
Возьми да поддержи мятеж!
Нет! Как? Капуста в огороде!
Козлы в капусте! Где ж им: Где -э-эж:
А был бы Че Гевара русский?
Куда тут Климову с пером!
Капустой! Тяпкой! Топором!
' -Где либер-р-ралы? Всех - в кутузки!'
И - пилы в руки: лес валить
Да власть народную хвалить!
Вот там, в неведомом лесу
Мы вам припомним колбасу!
Они ж в тридцатые-то годы:
Все похвалялись! Пели оды:
'В семье единой все народы!'
А это просто свальный грех:
Нет, брат! Россия - не для всех!
Не раз ломили мы врага,
Приходит время - трус не трусит:

ДЕТСКИЙ ГОЛОС ЗА СЦЕНОЙ:
- Ой, няня - бабушка Яга!

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС ЗА СЦЕНОЙ:
- Ага:
Не подходи - укусит!

ПАНИ ПШИБЫШНЯК:
- Глупа ты, няня:Ох, глупа:
Рабыней стала ты: наймичкой:
Да что с тебя спросить? Тол -па-а-а:
Ярмо становится привычкой:
(Делает паузу, отщипывает от булочки. Успокаивается. Речь ритмически меняется).
- А те - все: ' -У-у-уна: су-у-у-мус: Ге-е-енус:'*
Бесьё:На нашу на беду:
( Решительно)
Схожу домой - переоденусь
И снова в зал суда приду!
::::::::::::::::::::::::::::::::::::::.
*Иск. лат. - Una sumus gens - мы - одно племя


ЗАНАВЕС ОТКРЫВАЕТСЯ.
Те же и второй свидетель - по виду СКИНХЭД.

СУДЬЯ( поигрывая в пальцах зубочисткой):
- А-а, господин бритоголовый!
Как вас нам нынче называть?
По-русски можете хоть слово?
Или: 'вписать', 'вломить', 'взорвать'?
Представьтесь, если не забыли
как вас по паспорту:

СКИН( бесстрашно):
- Койот:

СУДЬЯ( Держась за сердце и наклоняясь к Левому присяжному):
- Мой Бо-о-ог! Болезни не убили -
рутина подлая убьет:

ЛЕВЫЙ ПРИСЯЖНЫЙ( в качестве совета):
- В стихах я чувствую угрозу -
давайте перейдем на прозу!



СУДЬЯ( Наклоняясь к правому присяжному):
- Но я б к устам его прини -и -ик:
Хм-м-м: И:

ЛЕВЫЙ( ревниво):
- Да типун вам на язык!
А я б ему - на всю катушку!
На Магадан его, на Кушку!

ПРАВЫЙ:
-Да-а-а: Кушка: Бастурма, хурма:
Но Кушка лучше, чем тюрьма.
По мне бы: всем здесь срок впаять:

КОЙОТ:
- Я долго буду тут стоять?
Я ж говорю тебе по-русски:
В казенный флэт -
физкульт -привет!
В напряг тусовкой портить шузки:

СУДЬЯ:
- Скажи, дружок, ты кто? Ты - скин?

ЛЕВЫЙ:
- Обычный русский сукин сын!

ПРАВЫЙ:
- По языковой, судя, липе -
Обычный, тривиальный хиппи!

КОЙОТ:
- Отхипповал, отдурковал -
Побрил свой череп под нулевку!

ПРАВЫЙ( смеясь):
- Не под нулёвку - под шпаклёвку!

КОЙОТ:
- Молчи, пустая голова!
Отсель грозить мы будем шведу!
Здесь будет город заложен
В ломбард к надменному соседу
Под громогласное 'ура'!
Давайте продолжать беседу -
Ведь мне продаблиться пора!*

СУДЬЯ:
- Вам сколько лет?

КОЙОТ:
- За что же, дед?
Меня моя герла Маринка,
пасет без дринка, но у рынка:
Мне в лом базар:
Мне безмазняк!
Закрой хавло,
а то - сквозняк:

СУДЬЯ ( выходя из себя, ломает зубочистку):
- Ах, ты урла! ':Закрой хавло:'?!
Да я тебя:!!!

КОЙОТ:
- А ворка - в лом!**

СУДЬЯ:
- В-о-о-он! Уведите попугая!

ЛЕВЫЙ ПРИСЯЖНЫЙ (шепотом на ушко СУДЬЕ) :
- Ушла одна - пришла другая!

СУДЬЯ:
- Diluvil testes*, не иначе!
Да-да: Конечно же: Да - да:
Где минеральная вода?..
Ах, как давление -то скачет!

КОЙОТ:
-Иди ты в бэк!
Пора гасить!
Мне стрёмно
аскать и просить!

( КОЙОТА выводят из зала суда, попинывая его под зад. Он громко поёт: ' Какой-то клевый фрайер мой цепанул чик -файер:' и машет приветственно поэту Ивану Овчинникову, мирно сидящему в железной клетке. В зале шум. Люди кричат: ' -Свободу Ивану Овчинникову!' Иван смеется. Только НАЗНАЧЕННЫЙ АДВОКАТ, похожий на министра Клебанова - спит. Шум зала иногда перекрывают доносящиеся с его адвокатского места звуки, похожие на треск разрываемой плотной материи. ' - Во, отрывает!' - восхищенно восклицает кто-то по ходу пьесы).
::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
*Продаблиться - сходить по нужде, жарг. От англ. Dubl. *
Работа не по душе, жарг. Иск. англ. work** Аскать - просить денег у прохожих, от англ. To ack - просить, спрашивать. Бэк* - *Свидетели потопа ( лат.)

ЗАНАВЕС. Конец 4 -й картины







КАРТИНА 5. ТЕ же и ТРЕТИЙ СВИДЕТЕЛЬ.


БЛЕДНЫЙ СУДЬЯ:
- Назовите себя:

ТРЕТИЙ СВИДЕТЕЛЬ:
- Смирнов Иван Петрович. Тысяча девятьсот семидесятого года рождения. Трижды судим. Карманник. Погоняло - Мишука:Хе: В данный момент нахожусь на воле. В отгулах:Хе:

СУДЬЯ:
- Клянетесь ли вы говорить правду и только правду, свидетель Смирнов?

БЫВШИЙ ВОР СМИРНОВ:
- Торжественно клянусь! ( поворачивается к публике) А че?

ПАНИ ПШИШИБНЯК, УЖЕ ПЕРЕОДЕТАЯ:
- Не верьте вору прощеному и жиду крещеному!

СМИРНОВ:
- Фильтруй базар, мамка:Кто сказал, что я прощен?

СУДЬЯ:
- А кто сказал, что я крещен?

ЛЕВЫЙ ПРИСЯЖНЫЙ( председателю):
- Остановитесь, глубокоуважаемый! Не поддавайтесь на провокацию! Эта банда так и сбивает вас на раешник! Все скопом и всяк по отдельности! Не надо стихов, прошу вас! Вспомните, как хорошо мы жили до:до этого страшного суда! Ах, ты Боже мой, Боже ты мой!

СУДЬЯ ( делает успокаивающий жест рукой):
- Расскажите: что происходило в метро, если вам не запрещает сделать это ваша воровская этика!

СМИРНОВ:
- Я завязал. Я гражданин. И мой гражданский долг велит мне.

СУДЬЯ:
- Я рад. Ну? К делу? Что вы можете рассказать как очевидец экстремистских выходок обвиняемого Ивана Овчинникова?

СМИРНОВ:
- За экстермис - не знаю, а канаю я с работы на работу. Не то что кого обштопать, а так, по-фрайерски. Ну, как тут пацан правильно гугнил. Канаю, ага. На котлы глянул - там в метро везде их понамастырено, будто кто куда спешит кого понизить. Или дал винта и прет обратно, бздит опоздать к утру на шмон. Глянул на котлы - полшестого, хорошо помню. Почему хорошо помню? Да прикололся за одной биксой, она мне в шесть забила стрелку. И эта моя низменная страсть меня выводит на беспредел. Стоит толпа и бузит! А у стенки этот вот: Ванюшка -поэт: стоит и шпилит на пиле! А как поет ништяк - на зоне пригодится! Там, в натуре, хватай бензопилу - и дуй дуэтом. Кругом все плачут! У меня аж зуд в пальцах: эх, шмели-то разлетались!.. Но:раз завязал: Воровское слово - верняк. Вор - ум, честь и совесть нашей кичи:

СУДЬЯ:
- Короче, свидетель Потапов:то есть Смирнов! Были ли в его песнях призывы к погромам?

СМИРНОВ:
- Что за погромы? Не в тяму:

СУДЬЯ:
- Были там слова: '- Эй, жги, коли, руби!..'? Были, я вас спрашиваю?

СМИРНОВ:
- А-а:Да:Как же это я из бестолковки-то выпустил! Были, начальничек! И жги было, и вали это.. и:это:ну:

СУДЬЯ:
- Руби!

СМИРНОВ:
- А че ж еще, еслив повалил? Гы-гы:Повалил дак: гы-гы: пили:Мы говорим партия - подразумеваем банк! Вот -вот! У вас лучше получается, начальник, чем у Ванюшки, не в кипеш! Талант, в натуре! Почему вот мне Бог таланту не дал, эх-эх-эх, а?

СУДЬЯ: - А в бубен он бил?

СМИРНОВ( твердо):
- Нет. В бубен никого не бил.

СУДЬЯ:
- А разжигал ли подсудимый Овчинников межнациональную рознь? Сеял ли вражду между народами, населяющими Россию?

СМИРНОВ( озадаченно):
- Не в тяму:Чо сеял, начальник?

СУДЬЯ:
- Ну говорил он: бей врага?

СМИРНОВ:
- А-а! Спасай Россию? Что-то помню:
Но тухло помню, да:Ага:
Все, как в тумане: лица:маски:

СУДЬЯ:
- Ты что жуешь мне эти сказки!
Невнятица? Чи -чи- га -га?

СМИРНОВ:
-И мне Россия дорога!
И я ведь не вода в бидэ:
Перекуюсь я: и тэдэ:

СУДЬЯ:
- Не ИэТэДэ, а ИТэКа! -
Вот это вот - наверняка!
Вот будут тебе 'лица, маски:
Тебе ж два шага до тюрьмы!

СМИРНОВ:
-:А зубы съел я за три паски.
От кума, все ж. Не от кумы.
Зачем вы строите мне глазки?
Зачем вы перешли на мы?
Начальник, мы ж договорились:

СУДЬЯ:
- Стоять! Молчать! Не отвечать!
Какой овцою притворились!

СМИРНОВ( смиренно):
- И на устах моих - печать:

СУДЬЯ:
- Ишь! За Россию он печальник!

СМИРНОВ:
- Базару нет! Ты чо, начальник?

СУДЬЯ:
- За землю, видите ль, радетель!
А где очередной свидетель?
( Выражение лица его меняется и становится приятно изумленным)
Ба-а! Караул! Иван Ильи-и-ич!
Румян, как праздничный кулич!
И бел, и сдобен, словно ситник!
И вы - свидетель?

ИВАН ИЛЬИЧ:
- Нет. Защитник.
Уполномочен:гм: от Союза:гм:
Я за процессом наблюдать.
Несу общественного груза
Я:гм: бремя:Можно так сказать.
Вот:Ехал, да:гм: попали в пробку.
Порядка нет:

СУДЬЯ:
- Порядка не -е-ет:
Все. Перерыв. Идем в подсобку.
То есть, в рабочий кабинет.


ПАНИ ПШИБЫШНЯК ( на мотив ' Семёновны'):
- Ворон ворону -
глаз не выклюнет!
А если выклюнет,
то сразу выплюнет!

ИВАН ИЛЬИЧ ( удивленно):
- А это кто?

ПАНИ ПШИБЫШНЯК:
- Вот судьи - кто?
Злодеи в кожаных пальто!

СУДЬЯ (привычно и спокойно):
- А: это? Это глас народа:
Массовка, знаете ль, миманс.
Чтоб стать солистом, нужен шанс.
И я - даю.
Как там погода?

( Иван Ильич и Судья выходят на авансцену. Судья, по праву амфитриона, поддерживает Ивана Ильича под локоток)

ИВАН ИЛЬИЧ:
- Ну, а Овчинников - солист?

СУДЬЯ:
- Антисемит :

ИВАН ИЛЬИЧ ( посмеиваясь):
- Есенин тоже?

СУДЬЯ:
- Ива-а-ан Ильич! Вы журнали-и-ист!
И как не стыдно? Чистый лист!
Tabula rasa? Непохоже!
А я скажу - мне повезло
Что избрала меня Фемида,
И что всерьез, а не для вида,
Искореняю это зло!
Пойдемте же. На раз -два- три,
Попьем чайку, полибералим:
Я слышал, вас переизбрали
На новый срок в секретари?
Fugaces labuntur anni -
Как быстро ускользают годы!
И как же старят нас они -
Враги познанья и свободы!
( Указывает на клетку, в которой сидит Иван Овчинников)



ИВАН ИЛЬИЧ( приветственно машет Ивану Овчинникову рукой):
- Латынь мертва, но дорога.
И, как знаток стихотворенья
Скажу: сместите ударенья
На первый слог.

СУДЬЯ ( нервно посмеиваясь):
- К чему слога!
Мне б резонером вас назвать:
Консервативны вы. Но все же
Народ наш с перестройкой ожил.
Здоровы ль вы?

ИВАН ИЛЬИЧ:
- К чему скрывать?
В себе рутинность замечаю.
Вот, например, привычка к чаю.

СУДЬЯ:
- И только?

ИВАН ИЛЬИЧ:
- К родине:К жене:

СУДЬЯ:
- К жене? А я с женой:( зевает) скучаю:
Она ж - скучает обо мне:
О родине, вообще, молчу!
( смеется)
Шучу, Иван Ильич, шучу.
И только вам скажу, поверьте.
Мне адюльтер страшнее смерти:

(Суд удаляется на перерыв. Присутствие гудит. Адвокат спит.)

ПАНИ ПШИБЫШНЯК ( воздевая руки горе, в ужасе от подслушанного):
- Услышь меня душа живая!
Масоны, масок не надев,
Уж растлевают наших дев,
Чаи, при этом, распивая!

МУЖЧИНА В ЗАЛЕ:
- Спокуха, старая! Остынь!
Кого ж им растлевать - старуху?
На это им не хватит духу!
Бессильна древняя латынь!

ПАНИ ПШИБЫШНЯК:
- Молчи, Артемов! Ох, молчи!
Ты в девяносто третьем годе
При всем - честно-о-ом еще! - народе
Украл на складе кирпичи!..

АРТЕМОВ:
- Нет! Я их выписал со склада!

ПАНИ ПШИБЫШНЯК:
- Не надо, тамплиер, не на-а-адо!

ГОЛОСА ОКРУЖАЮЩИХ:
1-й голос: - Да прекратите же шуметь!
2-й голос: -Стоят, шумят, как два цыгана!
3-й голос: - И без того в душе погано!
4-й голос: - Кончай, давай, ломать комедь!

(Особняком, в глубокой задумчивости стоит глухой контуженый комбат Степанов).

МОНОЛОГ СТЕПАНОВА:
И долго те собаки выли:
А, может, это в голове:
Я из оврага, помню, вылез,
Как из окопа, верь - не верь.
Мне больно, стыдно за бессилье:
И жжет глаза походной пылью,
Когда к Овчинниковым в дверь
Я постучал. Открыла дочка.
- Вот, - говорю. - Поесть:Бери:
А что поесть-то? Два груздочка?
Когда бы тех груздочков бочка -
Их не хватило б до зари!
Буханка хлеба - вся в сметане:
Румяных яблок - вовсе нет.
И что теперь скажу я Ване?
'- Привет поэт, крепись, поэт'?
А остальное - из газет?
Погрелся, кошечку погладя:
Жена Ванюшина пришла.
'- Куда вы, на ночь, глядя, дядя?'
'-Дела, родимая, дела:
Пошел солдат:'
Слеза скатилась
на несмывемый загар.
А на груди моей светилась
Медаль за город Кандагар:

( ЗАНАВЕС)
Конец 5-й картины.






КАРТИНА 6-я. Судья, Иван Ильич.

СУДЬЯ( собственноручно разливая чай):
- Давненько, давненько мы не виделись, многоуважамый Иван Ильич: Ваня Конобеев:Ты, помнится мне, чай-то любил с цукерком?

ИВАН ИЛЬИЧ:
- Да-а: Вот и увиделись:Да-а: Люблю я, Виктор Давидыч, с вишневым вареньем, а с сахаром - так: уважаю:

СУДЬЯ:
-Да -да -да! Знать бы, что придешь, так я бы из дому вишневое прихватил бы. Как Мария? По-прежнему, на тебя секретарит? Хочешь, расскажу анекдот про секретаршу?

ИВАН ИЛЬИЧ:
- Погоди, не части! Вот пулемет-то с казенной частью! Мария в порядке. Дети, внучка:Все, Слава Богу - живы, здоровы, обеспечены: Ты мне скажи: Ивану серьезное что-то инкриминируется? Учти, он ведь у нас лауреат всяких престижных российских:( подчеркивает важность сказанного слабо выраженной попыткой воздевания указательного пальца) премий. Не областных, заметь. Не смотри, что дворник! Это он из-за квартиры метлой да кайлой:Это ведь раньше, если ты писатель, то тебе квартиру - на! и дополнительную жилплощадь - на!:Теперь: пошел на: Но Ивана народ любит, чтит, читает. Чем ему все это разбирательство грозит, Виктор?

СУДЬЯ:
- А вот французский коньячо-о-ок! У тебя ведь персональный шоффер? Ты в детстве, я помню, от велосипеда - и то шарахался, как:хе-хе:голубой - от розовой! Так выпей, Ив! Я-то на службе:

ИВАН ИЛЬИЧ:
- Да за милую душу!(берет рюмочку)

(Пауза, в которой Судья делает лицо привычно значительным).

СУДЬЯ:
- А скажи, Иван, что это за понятие такое 'народ', который: 'чтит'? Это те, кто не пьют французский коньяк, как мы с тобой, а пьют паленую водку? Или вот тут сегодня скинхэд у меня выступал - артист! Феня у него до того ендрена!


ИВАН ИЛЬИЧ ( машинально поправляет) :
- Ядрена!

СУДЬЯ (продолжает):
- Нет. 'Ендрёна' - смачней. Или этот Скворцов- Степанов? Иванов - Петров - Сидоров? Мишука Налымов, который проживает на этой шагреневой территории? Ты его слышал, Иван?

ИВАН ИЛЬИЧ ( отхлебывая чай):
- Другого народа у меня, Витя, нет. Не образовалось. Нам целый мир, так сказать, чужбина. А вообще народ - это некая общность людей, обладающих не только собственной территорией проживания, но и единым, неповторимым духовным лицом:

СУДЬЯ:
- Попом, что ли, неповторимым? Алексием Вторым?

ИВАН ИЛЬИЧ:
- Не лицом, так, если вам будет угодно, духовным обликом. И облик этот как раз и отображается в своеобразии народной культуры:

СУДЬЯ:
- Чувствуется стиль Высшей партийной школы!

ИВАН ИЛЬИЧ:
-: Он отображается и в диком, может быть, своеобразии такого даже человека, как Мишука Налымов. Люди, наконец -то, хотят быть русскими. Жить по- своему укладу:

СУДЬЯ:
- Так-таки, хотят! Послушал бы ты этого юного отморозка сегодня! Писателю полезно познакомиться с 'великим и могучим' в концертном, так сказать, исполнении:

ИВАН ИЛЬИЧ:
- Суть не в том. Твой аргумент можно истолковать в мою пользу. Вспомни, мы еще пацанами пели: ': Хорошо, что наш Гагарин - Не еврей и не татарин, Он не русский, не узбек, А советский человек:' Вот и язык таков же! Ты не думаешь, что весь этот интернационал уже русским в темечке дырку проклевывает? А умные евреи давно ищут контакта с национально настроенными лидерами русских.

СУДЬЯ:
- Да полно, полно! Наслышаны, Ваня! Березовский, что ли? Это он так своеобычно кричит: держи вора! А я, между прочим, нарушаю профессиональную этику: сижу во время процесса с посторонним пропагандистом и наливаю ему поддать:Так будешь коньяк?

ИВАН ИЛЬИЧ:
- Не откажусь: Так что с Иваном, Вить?

СУДЬЯ( на пониженных тонах):
- Да ни хрена с твоим Иваном!( оглядывается по сторонам, переходит на разговор еще ниже тоном) Велено попугать. Пока.(Громко):
- И вообще ваш этот Союз - лежбище патриотических тюленей! Куда вы прете, Ванюш -ка? Тебе это надо, Ванек? Произрастал ты в номенклатурной семье. Гвоздя забить не умеешь. Как и твой папа тоже - царство ему небесное! - а туда же - русские избы рубить! Не ходил бы ты, Ванек:в адвокаты! Ну давай, давай, пей - не тяни душу. У меня же тоже душа есть:Хоть и жидовская:

(ИВАН ИЛЬИЧ выпивает, закусывает лимончиком, утирает рот носовым платком) :
- Надоело, Витюша, ваше Чека, обрыдло:Остобубенило! Вспомни дело крестьянских поэтов, вспомни Павла Васильева - не стыдно?..

СУДЬЯ( довольно миролюбиво):
- А почему это мне должно быть стыдно? Я, что ли из-за русской бабы Кончаловской перед всякими - русскими же! - баснописцами и:гимнописцами:кулаками-то размахивал? Нарцисс ваш Паша!

ИВАН ИЛЬИЧ:
- :Да это так - повод! И от темы мы отклонились! Согласись, быть русскими - веками обозначало общее дело, а не национальность: Вот и твой пример - другим наука! Стыдно, стыдно должно быть:

СУДЬЯ:
- Стыдно, Ванька, должно быть вам, русским. Сами все и отдали. А дают - бери. Еврей, брат - он строгость любит! И: фактуру! Чтоб есть что в руках помацать! А вам все сказки подавай про чудо! Мифы про доброго Ванюшку! Крокодила Ге -е-ену жалеют! Под мексиканские сериалы слезами истекают: соплями увазгиваются! А дай хорошего соседа - сожрут и добавки попросят! Дурень -то думкой богатеет - этим все сказано!

ИВАН ИЛЬИЧ:
- Не скажу, что ты совсем неправ: Но это все, что осталось от русских на сей день:После всех истребительных антирусских акций. Это все, что мы имеем на данный исторический момент. И не прикидывайся табулой расой.

СУДЬЯ:
- Они имеют!:Это мы имеем! И имеем то, что имеем, Ваня. '-Что наша жизнь? Игра!' - сказал Пушкин. Я бы добавил: шахматная. А знаешь девиз Международной шахматной федерации? Gens una sumus :

ИВАН ИЛЬИЧ:
- Мы одно племя:Да:Опять презренная латынь:

СУДЬЯ:
- Да ты сам-то часом не националист? Скажи, Иван, честно, а? Я же ж на тебя, ты знаешь, не обижусь:

ИВАН ИЛЬИЧ:
- А на что тут обижаться? Я не националист по партийной принадлежности. Но фобию, скажу тебе, успешно преодолеваю:Ну, сколько, например, можно взрослым лысым людям настаивать на том, что войну у коричневых фашистов выиграли красные фашисты, а добренькие евреи оказались меж двух огней!

СУДЬЯ:
- Погоди, погоди:Какую фобию ты преодолеваешь?

ИВАН ИЛЬИЧ:
- По отношению к русскому национализму:

СУДЬЯ:
- И ты считаешь, что есть еще такая нация - русские? Что же такое нация, в таком несчастном случае, в таком дорожно - транспортном происшествии? А?

ИВАН ИЛЬИЧ( немного горячась):
- Я скажу, скажу! В первом приближении - это большое, подчеркиваю - большое, сообщество людей, которых объединяют общее прошлое, общие планы на будущее и общее же понимание сегодняшних задач: Или - сверхзадач, если вам будет угодно:А это, в свою очередь, значит, что они, эти люди, не могут жить одним днем, искать сиюминутную выгоду:

СУДЬЯ:
- Ой, ой, ой! Тео-о-ории! Слова, слова, слова! Откуда они возьмутся все эти три временных параметра? Отку-да, Ванек? Будущее - у русских? В стране 'с непредсказуемым прошлым'? Ты посмотри на них - сме -е-е-ртники!

ИВАН ИЛЬИЧ:
- Это произошло не само по себе. К тому же больному важно поставить верный диагноз. А обреченные - они, Витя, отча -а-аянней! Вспомни штрафные батальоны! Нет, все преодолимо:

СУДЬЯ( задумчиво):
- Да зачем оно мне надо! А тебе - надо? Я не политик! Голова от этих:идиотов:раскалывается - налью-ка я и себе рюмочку:( наливает) сосудорасширяющего:( поднимает) Ну? За солнце, за луну и за родимую страну? Или 'за нашу победу', как говорил незабвенный Паша Кадочников?

ИВАН ИЛЬИЧ:
- Ты хозяин - ты и назначай тост!

СУДЬЯ:
- Тогда: за наших детей:

Выпивают. ИВАН ИЛЬИЧ встает.

СУДЬЯ:
- Куда ты? (Смотрит на часы) Еще есть парочка минут! Между первой и второй - перерывчик небольшой!

ИВАН ИЛЬИЧ:
- Ничего, Витек, я стоя посижу. А впрочем:( смотрит на часы) Permettre moi sortir!*

СУДЬЯ:
- Ты что-то про сортир? Почки дешевят, как говорят рецидивист Смирнов! Пойдем, я провожу!

ИВАН ИЛЬИЧ:
- А можно навестить Ивана?

СУДЬЯ( решительно):
- Нет. Не положено, Иван.

ИВАН ИЛЬИЧ:
- А если:( показывает пальцами шуршики) баксов полкармана?:

СУДЬЯ:
- Нет, Ваня. Занят мой карман:

ИВАН ИЛЬИЧ:
- Я вижу: ты собой не волен:


СУДЬЯ:
- Закон - хозяин мой, дружок:

ИВАН ИЛЬИЧ:
- Да знаю... знаю:Ветхий, что ли?

СУДЬЯ:
- Прости, Иван. За мной должок.

( Обнимаются. Расстаются.)
*Разрешите выйти - фр.

КОНЕЦ 6-й картины.




КАРТИНА 7-я.
АВАНСЦЕНА. На авансцене - Иван Ильич звонит по мобильному телефону.

ИВАН ИЛЬИЧ:
- Мария? Даша? Это дед:
Зови мне:Да! Алло, Манюня?
Ну, где? Конечно же, в суде:
Не на-а-адо:Терпим до июня,
А там посмотрим:Пусть рожает!
Пусть: Что нам: хлеб подорожает?
Ну что: Иван? Ах, тот? Поэт?
Сидит себе, не дует в дудку:
Ну, Маша, Маша: я же в шутку!
Все, все. Я только на минутку!
Целую, милая. Привет.
А Витьку - что: нашли в капусте?
Он сделал все, что только мог!
Сказал: не станут: под замок:
Так, попугают и отпустят:
Ну, я откуда знаю, Ма!
Все. Не своди меня с ума!
( Прекращает разговор по телефону) .
В зал:
- Ну, вот поговори ты с ней!
Она мне все бесчестье прочит!
Ах, Маша, Маша! Век - короче,
А разговоры - все длинней:
( Уходит).


Зал судебных заседаний. Те же и ИВАН ИЛЬИЧ.

СУДЬЯ:
-Заседание суда
- ни туда и ни сюда:( Левому - тихо):
Ч-ч-чёрт! Так и тянет на стихи!

ЛЕВЫЙ( тихо):
- Россия-матушка!
Хи-хи!

СУДЬЯ( тоже тихо):
- Цыц!( и громко) Подсудимый Иван Овчинников - народным судом вам предоставлено последнее слово!

ИВАН:
- Я отказываюсь от последнего слова:

СУДЬЯ:
- Так и запишем! Отлично! Может быть, хотите сыграть на:музыкальном инструменте? Нет? Зер гут. Пишем. Сплясать? Нет? Хо- ро - шо-у:Хоро -шо-у: Адвокат нужен?

ПЕРВЫЙ ГОЛОС ИЗ ЗАЛА:
- Он спит!

ВТОРОЙ ГОЛОС:
- Устал на службе псовой!

ТРЕТИЙ ГОЛОС:
- Упился, кажется! Готовый!

ЧЕТВЕРТЫЙ ГОЛОС:
- Эй, дьяк! Нашатыря понюхай!
А спать - пожалуй на диван!

ПЯТЫЙ:
- Да тихо, вы! Скажи, Ванюха!

ШЕСТОЙ:
- Скажи, как следует, Иван!

( Судья звонит в колокольчик)

ПАНИ ПШИБЫШНЯК:
- В набат пора! А тут - игрушка!

СУДЬЯ(тихо):
- Ах, да! Сегодня же ' Зенит'! ( Старухе):
Умолкни, Божия старушка!

ПАНИ ПШИБЫШНЯК( не слушая его):
-: Все в колокольчик он звенит!
А у базара лупят чурок!
А может чурки наших бьют!
Где мужики? ..


ПЕРВЫЙ ГОЛОС:
- Умолкни, дура!

ВТОРОЙ:
- На диком пляже пиво пьют!

ПАНИ ПШИБЫШНЯК:
- Да хоть бы всех вас перебили!
Труха! Улитки! Алкаши!
За что вас девки-то любили?

ТРЕТИЙ ГОЛОС:
- За проявления души!

ПАНИ ПШИБЫШНЯК:
- Собака лает, ветер носит!
Но с вас еще Россия спро - о -осит!

ЧЕТВЕРТЫЙ ГОЛОС:
- Скажи-ка,бабка:
ведь недаром:

ПАНИ ПШИБЫШНЯК:
- Пошел ты в баню!

ПЕРВЫЙ ГОЛОС:
- С легким паром!

( В зале появляется плакат ' Свободу Ивану Овчинникову!!!' на красном кумаче).
Судья трепещет в колокольчик. Постепенно шум в зале стих)

СУДЬЯ:
- Эй, уберите это знамя!
Быстрей сверните свой плакат!
В конце концов, судья пред вами,
А не грошовый адвокат!

ПАНИ ПШИБЫШНЯК:
- Они тут лазера поют,
А там чучмеки наших бьют!

СУДЬЯ:
- 'Все'! - я вам, кажется, сказал!
Милиция! Очистить зал!

( Милиция бросается выполнять команду)

1-й МУЖСКОЙ ГОЛОС:
- Ах, ты, ментяра!

1-й ЖЕНСКИЙ ГОЛОС:
- Не хватайте!

ПАНИ ПШИБЫШНЯК:
- Бараны!
Сталина читайте!

2-й ЖЕНСКИЙ ГОЛОС:
- Пусти, дур-р-рак- отломишь ноготь!

СУДЬЯ ( милицейским):
- Ивана Ильича - не трогать!

КОМАНДИР:
- Да как же, господин судья!
Кто тут Иван Ильич-то?!

ГОРОЖАНЕ И ГОРОЖАНКИ( хором):
- Я-а-а-а!

Конец шестой картины. Занавес.


КАРТИНА 7-я. Вся сцена - металлическая клетка. В клетке Иван, сидит, опустив голову. Около, на рампе - Судья. Молча смотрит на Ивана. Берется рукою за один из прутов клетки.

CУДЬЯ:
- Ну что, Иване?.. Грянул бой?
Пошла ли пря? Светло ли горе?
Кто победит в извечном споре
Славян-братишек меж собой?

( Иван молчит, не меняя позы)

СУДЬЯ ( достает пачку сигарет):
- Закуришь? Закури герой!
Да заведи свои старины!
Скажу тебе: в конце концов,
Курил сам канцлер Воронцов
Во царствие Екатерины:
Не помню:Кажется, Второй?

ИВАН:
- Во царствие Елизаветы:

СУДЬЯ:
- О-о! Эти русские поэты!
Что не поэт - то эрудит!
( широко зевает, прикрывая ладонью рот)
Особенно, когда сидит:

ИВАН:
- Давайте сигареты!
Судья пробрасывает в клетку сигареты. Иван мнет пачку и швыряет ком на волю.

СУДЬЯ( смеется):
- Ну вот!: Теперь табачный бунт!..

ИВАН:
- Табачный БУНД!
Привет наркому!

СУДЬЯ ( морщится):
- Лет семьдесят назад такому -
Зеленкой лоб и - в мерзлый грунт,
Тогда напрасно не дерзили
Писаки сел и хуторов!
Понаваляли слов, как дров:
Вы кем себя вообразили?
Все - эти вешние луга-а-а!
Все эти здешние стога-а-а!
Потом кричат: ' - А где деньга-а-а?!
Куды-ы-ы алмазы отгрузили?!'
Позор! Ревнители традиций!
'Чаво', 'каво': ' Извольте бриться:'

ИВАН:
- Вам ни к чему, а нам сгодится,
пока вас черт не заберёт!

СУДЬЯ ( снова зевает):
- А уж как вы из года в год
Обманывали свой народ!
Алеша Пешков - энт-то глы-ы-ыба!
Нижегородского пошиба
Нижегродский бутерброд:
На хлеба кус - кило икорки,
Поверху триста грамм махорки
Лучка зеленого - и в рот!
И - в люди:Да-а-альше:
Море фальши!
Горя- а-ач, как дедушкин титан!
Не буревестник - Левитан!
И гонор, как: у генеральши!
В пещере - пингвин! Как? С чего?
Но - пингвин! Как звучит-то? Го-о-ордо!
Алеша Пешков - эруди-и-ит!..
Спина в Италию глядит.
А фэйс, простите, эта морда?
Полукупец - полубандит!

ИВАН:
- Да, тут вам с Янкелем непросто:


СУДЬЯ:
- Который Янкель-то?

ИВАН:
- Свердлов!
Уж он понавалял голов,
Чтобы успеть до Холокоста:

СУДЬЯ ( смеется):
- Все ноют, ноют, черт возьми,
Как перезрелые кокеты!
Хоть ты, Ванёк, не подкузьми:
И не ходи, Ванек, в поэты!
Вот ты швыряешь сигареты,
А я веду борьбу за мир:
Как говорил горбун Рувим:
'Простите, я - неисправим!'

ИВАН:
- Да что мне Пешков? Я другой:

СУДЬЯ:
- Еще неведомый?:

ИВАН:
-Как пуля:

СУДЬЯ ( с издевкой):
- Преферансист?

ИВАН:
- Ну, обманули
Нас в детстве волей и тайгой:
Ну, показался мир - отцом.
Ну, приняли врага, как брата.
Однако, знать врага в лицо
Уже, скажи, немаловато:
И, как промолвил Квазимодо:
' - Проходит на горбатых мода!'

СУДЬЯ:
- И кони ваши щиплют травы,
И командиры ваши бравы:
Ну, где твой вождь и где они -
Национальные герои?

ИВАН:
- Сегодня, кажется, 'Зенит'
Играет? Как у них с игрою?
Забили б хуннам! Хоть одну!:
Да! Наши хуннам заколотят:

СУДЬЯ:
-Ну, где уж! Хуннам?
Нет уж!.. Хун - нам:
( озадачено):
Ты где служил?

ИВАН:
- Служил в Морфлоте:

СУДЬЯ( смеется):
- Вот лучше б ты пошел ко дну!
В каком-нибудь родном болоте!
Э-эх, укротитель корабле-э-эй!
( перестал смеяться)
А вот скажи мне по секрету:
Ведь дай тебе мильон рублей,
Вскричишь: '- Каре-е-ту мне, каре-е-ету!'
И вмиг оставишь блажь вот эту:
На балалаечках играть:

ИВАН:
- Быть может - 'да'.
Гони монету.
А я уж прокричу: 'каре-е-ету'!

СУДЬЯ( зевает):
- Да мелких нету, господа:(зевает снова)
Не ел я нынче, подь ты к чёрту!
Из-за тебя, бездельник:Тать:

ИВАН( тоже зевает):
- Да, брат:Ты кормишься от мёртвых,
Ты не привычен голодать:
А мы? Мы нацию построим,
И это - выше, чем народ!
Кого признаем мы героем?
Того, кто не сидит, как крот,
В сухой норе своей и ждет
Весенних колик геморроя!

СУДЬЯ:
- Фи, Вань! Оставь натурализмы!

ИВАН:
- Чем больше жрешь - тем шире клизмы!
И ты, судья, коль хочешь жить,
Нам станешь праведно служить:
И безо всякого:марксизма:
Так обретешь себя в борьбе
Во славу русского народа.
Так и скажи своим уродам,
Но прежде - заруби себе.
Понятна русская доктрина?
А то - смотри-ка: балерина
Из погорелого суда!

СУДЬЯ:
- Да ты послушай - ка сюда!
Стоп!
Я пришел сказать, что ты
Освобожден. С уплатой штрафа:
Иван Ильич навел мосты:
Два новоиспеченных графа
Внесли какой-то там залог:
И ты достанешь свой чулок
Из потайного места шкафа:

ИВАН( смеется):
- Что - съел?

СУДЬЯ:
- По мне б ты лучше сел:
Да-а: Как сказал один политик:
Писаку - хоть вы пристрелите,
Он, червь, опишет свой расстрел.

ИВАН:
- Причем задолго до расстрела!
Вот, как Тальков:

СУДЬЯ:
- :или Вийон:
Россия словно одурела!
Опять - последний бастион?
Тебе клоповник и тюрьма,
Милей Малеевки - вот горе!
Но для того и щука в море,
Чтобы Ванюшка не дремал.
И все же мой совет послушай -
В конце концов - ты не шпион:
Продай пилу врагу, Ванюша -
Купи себе аккордеон!

ИВАН:
- Зачем же, сударь, так туманно,
Как две статс -дамы на балу?
Я - подарю тебе пилу,
А ты - верни мне Циммермана!
Как говорил еще Джон Локк:
С овцы паршивой - шерсти клок.




СУДЬЯ:
- Нет, брат! Сие сказал Басё!
Милиция-а-а!
Очистить всё!

ИВАН:
- Ну, всё, так всё:Чего же боле?
Не век же мне сидеть в неволе:

Конец седьмой картины. З А Н А В Е С.


КАРТИНА ВОСЬМАЯ. На авансцене - Иван. М о н о л о г.

ИВАН( оборачиваясь на сцену):

Российского ада мерцают огни:
Живут Соломоновы копи:
Сдается на что тебе нынче они -
И глина, и хляби, и топи?..
Ну что ж: Получается, выбора нет.
И был ли он, выбор когда-то?
И русские звезды мерцают мне вслед,
Как русские скорбные даты:
И снова какой-то поет кифаред
Что выбора, выбора, выбора нет -
А что мы с тобой выбираем?
Опять партбилет или горы монет?
Опять между адом и раем?
Здесь каждый родник, и крыльцо, и сельцо -
Мне милая сердцу картина:
Привычно и липко щекочет лицо
Невидимая паутина:
Но если страна моя признанный ад -
Мне ада иного не надо.
Я ад обживу.
Я вернулся назад,
В хрустальный огонь звездопада.
Я ад обживу - я вернулся домой,
По темной и скользкой дороге.
С холщовой сумою, звериной тропой,
Влача утомленные ноги.
Но в Чое я видел когда-то байгу,
Я видел коня, как дракона:
Всю жизнь я бежал, и еще пробегу -
Без жалоб, без слез и без стона.
И детское счастье еще прозвенит
В цветении райского сада.
И солнце полночное встанет в зенит
Над раем российского ада:



ЗАНАВЕС.
Ф И Н А Л